Дом ребенка: жизнь в режиме ожидания

детский дом

Дом детский. Или детский дом. Всего лишь поменяв эти два слова местами, можно полностью изменить их смысл. Вот и у меня от посещения Республиканского дома ребенка в душе остались противоречивые чувства. С одной стороны — теплое, приятное от того, что работают здесь замечательные люди, профессионалы своего дела, пытающиеся сделать так, чтобы дом стал для ребят родным. С другой стороны — осадок и чувство горечи, потому что живут здесь дети, которым не нашлось места рядом со своими родителями, и как ни старайся, но заменить отчий дом, очевидно, ничего не сможет.

Сразу после входа через главные ворота — прогулочная территория, просторная и аккуратная: посажены цветы, стоят скамеечки, игровые площадки. Здание достаточно большое, внутри хороший ремонт, очень светло и уютно. Видно, что персонал делает все, чтобы даже атмосфера здесь была располагающей именно ДЛЯ ДЕТЕЙ. Везде постелены ковры, яркие стены расписаны мультяшными персонажами, тут и там стоят игровые лабиринты и домики, недостатка в игрушках тоже нет.

Питание стараются разнообразить, и, в зависимости от возрастной группы, есть 7-разовое для совсем маленьких, а для старшей группы — 5 раз в день. Об ухоженности и говорить не приходится, все видно сразу: одежда, постельное белье, полотенца — все чистенькое и свежее, детей купают каждый день.

— Проводятся регулярные профосмотры, диспансеризация. При необходимости проводим лечение, оперируем детей. Например, у маленького Данияла была врожденная косолапость. Мальчику сделали операцию, и он долгое время вынужден был носить гипсовые сапожки для реабилитации. Недавно тяжелый груз с ножек сняли, ребенок будто поверить не может этой легкости. Если нужно, отправляем и за пределы Дагестана — в основном в Москву, но были случаи, когда везли детей за границу, в Китай,— говорит врач-педиарт Равзат Гаджиевна.

Общими стараниями самих сотрудников Дома ребенка, благотворительных организаций, простых людей, которые приходят, помогают материально, спрашивают, в чем нуждаются малыши, что нужно купить, на сегодня ребята обеспечены всем необходимым. Единственное, чего всегда не хватает, это хороших, качественных прогулочных колясок. Здесь много тяжелых детей, которых нужно перевозить, на всех не хватает, а те коляски, что есть, быстро изнашиваются и выходят из строя. Велосипеды — чтобы дети могли больше времени проводить на свежем воздухе. Не достает добротных, крепких манежных кроваток. Если у желающих поддержать Дом ребенка есть возможность подарить эти вещи в хорошем состоянии, это будет очень большой помощью.

Люди, которые не любят детей, всех без исключения, в таких местах долго не задерживаются. Недостаточно терпения, не выдерживают моральной нагрузки, не хватает сопереживания. Проработав недолгое время — увольняются. Нынешний состав Республиканского дома ребенка проверку временем прошел, среди врачей, воспитателей, медсестер и санитарок есть такие, которые работают здесь более 30 лет. Ласковые руки, доброе слово и теплый взгляд — только это необходимо каждому ребенку в первую очередь, этим делятся с детьми, оставшимися без родительской любви, работники Дома ребенка. Однако истории этих детей, а особенно их горе-родителей, порой способны повергнуть в шок, иногда в них трудно поверить, кажется, что такое невозможно. Но нет, к сожалению, это все реалии нашего времени.

Подкидыши — это лишь часть воспитанников. Число детей-сирот тоже небольшое. Больше всего здесь детей отказных — это когда мамочка пишет заявление с такими словами: “Я, такая-то, даю согласие на усыновление (удочерение) моего ребенка”. И далее: “Правовые последствия передачи ребенка на усыновление мне разъяснены”.

В Доме ребенка дети живут до 5 — 6 лет, а потом их распределяют: дети из социальных, малоимущих, неполных семей (и таких немало) возвращаются домой. Детей, отстающих в психическом и физическом развитии, помещают в махачкалинский центр «Забота». А здоровых детей увозят в Избербашский детский дом, хотя обычно их почти всех усыновляют еще до того, как начнется распределение, с этим проблем нет.

—Хотя и редко, но больных детей тоже забирают в семьи. В основном это дети с грубой задержкой, когда с помощью невролога, реабилитолога, лечения, физкабинета, физиопроцедур, логопедов, психологов, благодаря медико-педагогической коррекции, они более или менее развиваются.

Недавно бездетная семья из Хасавюрта взяла мальчика с грубой задержкой психического речевого развития. Из Дербента люди удочерили девочку с диагнозом микроцефалия, она в 4 года только-только начала ходить и разговаривать. Вот у таких детей еще есть шанс обрести семью, а совсем лежачие, дети с глубокой задержкой так и остаются здесь, — рассказывает Гульнара Аюбовна, врач-реабилитолог.

Вообще, не хотелось бы осуждать кого-либо в наше неспокойное время. А точнее, просто не повернется язык. В таком бардаке и хаосе, который царит вокруг в стране, республике, при таком низком уровне социальной защищенности, стабильности, уверенности в завтрашнем дне никто не застрахован от горя. Есть действительно несчастные родители, особенно женщины, которых сама жизнь просто загнала в угол и заставила пойти на крайний шаг. Например, тех, которые сами не имеют родителей, помогать им некому, нет поддержки, негде жить. Или 15 — 16-летние мамы, которые по глупости попали в такую ситуацию, которых родители в свое время не научили, не рассказали, что можно, а чего нельзя. Фактически сами еще дети, мимо которых не смогли пройти, отказавшись от своих животных инстинктов, вполне вероятно, взрослые мужчины, прекрасно осознавая, во что это может вылиться. Бывают женщины, которые после смерти мужа, кормильца, оказываются ненужными родственникам, бабушкам, дедушкам детей. Да мало ли подобных историй? Часто, если таким людям удается встать на ноги, они забирают своего ребенка, а пока не получается, хотя бы навещают, приносят будь то шоколадку, апельсин — неважно. Главное — приходят.

Но бывает и по-другому. Когда ошибки так ничему не научили. Когда рожают детей одного за другим, прекрасно зная, что воспитать их не смогут, а потом сдают в Дом малютки. Иной раз складывается целая династия матерей-кукушек: сначала одна бросит дитя, затем придет ее сестра, а затем и двоюродные. Иногда малыши оказываются жертвами семейных разборок. Два рода — с папиной и маминой стороны не поладили между собой, а ребенок никому не нужен. В течение 5 — 6 лет приходят каждую неделю по очереди, навещают целыми тухумами его, столько родни, жилплощадь есть, деньгами не обделены, но в доме места малышу не нашлось.

Однако самое мерзкое явление, это когда вконец оборзевшие дамочки играют с собственными детьми, используют их для собственных нужд, а потом вновь выкидывают, как ненужную вещь. По 2 — 3 раза забирают домой, а затем вновь возвращают, будто это котенок или щенок, а не живой человек. Представьте, какая это травма для ребенка. Его забрали из коллектива, где он уже всех знает, из среды, к которой привык, привели в совершенно незнакомое место. Держали там определенное время, он уже потихоньку начал привыкать к новому жилью. И вдруг — бах! — возвращайся опять! Кроха неделями после этого плачет за мамой, а вместе с ним и все воспитательницы, врачи. Только он успокоился и пришел в норму, как опять заявляется «мать» — не может, скучает, хочет забрать. А на самом деле ребенок инструмент, с помощью которого решаются проблемы с очередными «мужьями», оформляются инвалидности, чтобы эти деньги текли мамаше в карман, и еще много разных махинаций, кои с любовью и заботой имеют очень мало общего.

Когда у ребенка нет настроения, недомогание, плохо себя чувствует, ему так необходимы в этот момент мамина ласка, мамина любовь, мамина забота, мамино тепло. Болит голова, а вокруг 15 — 18 таких же детей, бегают, орут, кричат, и он вынужден в такой обстановке находиться, терпеть, вместо того, чтобы лежать в тишине, в отдельной комнате, там, где живут его мама и папа.

Родители, воспитывайте своих дочерей так, чтобы они знали, что от половых связей рождаются дети. Хотелось бы сказать, что и мужчины несут за этих детей точно такую же ответственность. Но если хотя бы ее не признают, то пожалели бы ни в чем не виноватое существо, которому дают жизнь. О нем «осеменители» (это самое подходящее название) вообще вскоре забудут, а ребенок будет обречен на несчастное существование просто потому, что кто-то когда-то не смог найти в себе хоть капельку порядочности.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий